ИЗ РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ БОРЬБЫ НА ПОЯСАХ

Автор: Насиржон Азизов

История борьбы на поясах или кураш¹ является неотъемлемой частью истории тюркских народов, в том числе и проживающих ныне в составе Российской Федерации. Одной из отличительных черт духовной жизни тюрков является занятие борьбой кураш, верность которой сохранили башкиры, казахи, киргизы, татары, туркмены, узбеки, хакасы, чуваши, народы Северного Кавказа и таджики, жившие бок о бок с тюрками.

Область распространения борьбы на поясах на севере ограничивается Камчаткой, а на юге – китайской провинцией Сиицзян или Уйгурской республикой.

Обычаи и традиции, присущие культуре тюркских народов, сформировались на протя­жении тысячелетий. Данный вывод в полной мере относится и к борьбе кураш, корни кото­рой уходят в глубокую древность. Подтверждением тому служат не только исторические, но и археологические данные.

Для тех, кто всерьез занимается историей борьбы на поясах, особую ценность представ­ляют две бронзовые пряжки, обнаруженные при археологических раскопках Ордоса. Архео­логические находки, на которых изображены сцены из борьбы кураш, относятся к V-III вв. до н.э. По данным Аскарова, возраст ордосских пряжек, составлявших часть лошадиной сбруи – 2,5 тыс. лет. М.П. Грязнов относит ордосские находки к ранней эпохе тюркских кочевых племен².

Таким образом, кураш можно смело причислить к одному из древнейших видов спорта, который своим рождением обязан древним тюркам. Ценные сведения о географии и месте борьбы кураш в укладе жизни тюркских племен содержатся в трудах Махмуда Кашгария, всемирно известного ученого, историка, чьи труды датируются XI веком новой эры. В «Devonu lugatit turk» Кашгарий упоминает о принадлеж­ности татар к одному из тюркских племен³.

¹Здесь и далее под термином кураш или курэш подразумевается борьба на поясах. В тюркских племенах дан­ный вид борьбы назывался: у узбеков – кураш и олиш, у татар и башкир – курэш и куряш, у казахов и хакасов – курес, у туркмен – гураш, у киргизов – корош, у карачаевцев – тутуш, у уйгур – челиш. Автор данной статьи использует термин кураш (борьба на поясах), так как по национальности является узбеком.

²Аскаров А. «Узбек миллий курашининг археологик материаларида акс этилиши», журнал-сборник "Турон тарихи", №21, Ташкент, 2002, стр. 1.

³Кашгарий М. «Девону лугатит турю», типография ФАН НАШРИЕТИ, т. 1, 1960, стр.344.

В том же сочинении содержатся следующие строки: «0ни¹ , ухватившись за рукава, рас­качивают соперника из стороны в сторону с тем, чтобы вывести его из равновесия и пова­лить на ковер»².

Борьбой кураш занимались не только юноши, но и девушки. Кашгарий, повествуя о ре­альном событии, о свадьбе Султана Маеуда, замечает: одна из женщин, приглашенных на свадьбу, выполнила стремительную подсечку и повалила на пол неучтивого мужа. Событие получило широкую огласку и вошло в известное изречение: «Не вздумай обидеть девушку неуместной шуткой, ибо она сумеет постоять за себя и даже одолеть тебя. Стоит ли состя­заться с юной кобылицей, если ее силу признает зрелый жеребец?»³.

Факты, которыми располагает современная наука, не дают права сомневаться в том, что борьбу кураш практиковали почти все тюркские племена, потомками которых являются и тюркоязычные народы, населяющие сегодня Российскую Федерацию. Балкары, башкиры, карачаевцы, татары, чуваши, хакасы и др. внесли неоценимый вклад в развитие и совершен­ствование борьбы кураш. К примеру, башкиры и татары, выходцы из Казани и Уфы, в конце XIX – начале ХХ века обогатили борьбу курэш приемом, который специалистам известен под названием «мост».

В книге «Корни борьбы. Традиционные борющиеся стили», изданной в Лозанне под пат­ронажем ФИЛА в 2000 году, можно прочесть строки следующего содержания. С незапамят­ных времен в России, в среде славян, массовое распространение получила борьба, в которую соперники вступали, обхватив друг друга руками. Некоторые черты этой борьбы сохрани­лись вплоть до XIX века. Рассматриваемый славянский способ борьбы широко практиковал­ся на аренах профессионального цирка в XIX веке, яркими представителями которого были известные российские богатыри, например, Иван Поддубный и др.⁴

К сожалению, отдельные исследователи предпринимают настойчивые попытки опро­вергнуть данный факт. К примеру, Н.Н. Сорокин утверждает, что борьба на поясах стала раз­виваться в России с XIX века. Подобное суждение может породить у неискушенного читате­ля ошибочное представление о времени появления борьбы на поясах в России⁵.

Автор обсуждаемой книги считает, что приемы борьбы на поясах появились под влия­нием славянского способа борьбы. Следует заметить, что курэш как один из национальных видов борьбы тюркоязычных народов мало чем отличается от одноименной борьбы на поя­сах, получившей повсеместное распространение среди коренного населения Центральной Азии с незапамятных времен. Наибольшим сходством отмечен стиль кураша, исповедуемый татарами, башкирами, карачаевцами, балкарами и хакасами, чьи обычаи, культура, религия и язык обнаруживают тесную родственную связь с тюркскими народами Центральной Азии.

Курашпеты Татарстана, Башкортостана, Карачаево-Черкессии, Хакассии и Кабардино­-Балкарии, подобно центральноазиатским борцам, выходят на борцовский ковер в на­циональных халатах, перетянутых широким поясом, что само по себе весьма и весьма при­мечательное явление.

¹Имеются в виду курашисты (прим. автора).

²Кашгарий М. «Девону лугатит турк», УзФАН нашриети, т. 2, 1961, стр.122.

³Кашгарий М. «Девону лугатит турю», УзФАН нашриети, т. 1, 1960, стр.439.

⁴«Корни борьбы. Традиционные борющиеся стили». Лозанна, 2000, стр.140.

⁵Н.Н. Сорокин «Спортивная борьба», изд. Физкультура и спорт, М.1960, стр.12.

Упадок татаро-башкирской разновидности борьбы на поясах приходится на конец 50-х ­– начало 60-х годов прошлого столетия, в пору, когда борьба – один из увлекательнейших ви­дов спорта – находилась под контролем трех федераций: классической (греко-римской), вольной борьбы и самбо. Не случайно именно в этот период правила татаро-башкирской разновидности курэша стали подгоняться под правила греко-римской борьбы, что в корне поменяло суть древнейшего из видов борьбы. От прежнего, традиционного стиля, сохранился один из атрибутов – пояс. Поэтому борцам-классикам, выходившим на ковер с обнаженным торсом, не составляло труда с успехом противостоять курэшистам¹.

Выдавливание курэша повлияло на культуру сабантуя; стали исчезать из гардероба на­циональные халаты; все чаще и чаще стали появляться на ковре борцы с обнаженным торсом.

С возрождением борьбы на поясах актуальность и жгучую остроту приобрел вопрос о правилах и истории татаро-башкирского стиля борьбы на поясах. Ответ на этот вопрос автор искал на протяжении не одного десятка лет. Писатель Маджид Хасаний (1992) обращает свой взор в средневековье, ко времени за­хвата Казани (1552) и Астрахани (1555) войском Ивана Грозного, который насильственно обращал в православие муслимов, изгонял их с берегов Волги, разрушал мечети либо отда­вал их в лоно русской церкви.

Колонизация негативно отозвалась на культурных устоях татарского и башкирского наро­дов. Были безвозвратно утеряны ценнейшие рукописи. Советская власть обошлась с историче­скими ценностями, принадлежавшими национальным меньшинствам, также с жестоко­стью. Седобородые аксакалы татарской национальности, пережившие диктат советской вла­сти, сокрушаются об уничтоженных с 1930 по 1937 года книгах и рукописях, имевших прямое отношение к истории татарского народа. Среди исчезнувших рукописей были и те, что имели непосредственное отношение к национальному татарскому стилю борьбы курэш.

Крымчанин Мустафо Халил, 1897 года рождения, переезжает в Ташкент в 1931 году. Аксакал, глубокий знаток истории Крыма, Татарстана, Башкортостана и Центральной Азии располагал к себе щедростью души и увлекательными рассказами. С одним из та­ких неопубликованных рассказов почтенного Мустафы Халила автор настоящего сообщения ознакомился в 1985 году. Предыстория рассказа, о котором собственно и пойдет речь далее, такова. В 1929 году молодой Мустафо Халил посещает Казань, останавливается у знакомых, встречается с человеком, посвятившим свою молодость борьбе курэш. У того хранится ста­ринная рукопись с различными рассказами, один из которых под названием «Борьба на поясах» повествует о легендарном батыре. Герой рассказа Муса Батыр жил в кишлаке, неподалеку от Казани. Нужда заставила нанять­ся в слуги. Одна отрада – любимая с детства борьба курэш. Слух о спортивных успехах Мусы долетел до ушей главы гильдии местных купцов – Хисомиддинбая. Будучи поклонником курэша, он не упустил случая пригласить Мусу на состязание известных батыров.

На краю борцовского майдана или ковра, согласно современной терминологии, появился Муса. Сквозь одежду проступала богатырская удаль: широкие плечи и могучие бицепсы. Пер­вого соперника Муса одолел без труда: качнул соперника в одну-другую сторону и уложил на ковер. Один за другим уходили побежденными соперники. 

¹Ильдарханов. "Мы родом из «курэш»". Изд. «Гасыр», К., 2003, стр.42.

Дошла очередь и до всеобщего любимца – батыра Джалила. Выглядел тот внушительно. Джалил с яростью набросился на про­тивника и бросил его на майдан. Муса с трудом устоял на ногах. Два достойных борца отчаянно боролись за победу и измотали друг друга. Все же Мусе удалось оторвать Джа­лила от земли, сделать три или четыре шага и бросить его к ногам Хисомиддинбая.

Растерянность долгое время не сходила с лица знатного купца, тем не менее, он взял се­бя в руки и преподнес Мусе отменного скакуна. С того памятного дня Хисомиддинбай души не чаял в Мусе Батыре и сообщил будущим попутчикам о своем намерении пригласить Мусу в качестве сопровождающего в состав тор­гового каравана, отправлявшегося в Китай. Цель купца для ближайшего окружения не со­ставляла тайны. В Китае, в городе Кашгаре, шла подготовка к состязанию батыров. Баю не терпелось показать миру и проверить истинную силу Мусы. Намерение Хисомиддинбая одобрили. Заручившись поддержкой коллег, бай направил доверенного человека к Мусе.
– Бай поручает тебе возглавить охрану каравана, а по прибытии на место принять уча­стие в борцовском состязании. Если выйдешь победителем, получишь немалые деньги.
Слова посыльного задели гордость Мусы.
– Передай баю, что выехать в Китай я не смогу. Кроме того, одному аллаху известно за­ранее имя будущего победителя кашгарских соревнований.

Уговоры посланника не возымели эффекта, о чем, естественно, тут же был уведомлен Хисомиддинбай.

Бай решил встретиться с Мусой лично. Обменялись расспросами, после чего бай изви­нился перед Мусой за допущенную бестактность.
– Я, как и вы, радею за отечество. Однако, несмотря на безграничную любовь к родной земле, обещать победы не могу. Одно в моих силах – просить у аллаха удачи. Вы соизволи­ли снизойти до меня, несмотря на возраст, положение в обществе, и с моей стороны было бы прегрешением отказать Вам в просьбе.

Сборы были недолгими. Муса вместе с караваном направился в Китай. По прибытии ка­равана в Кашгар местные купцы устроили в честь дорогих гостей пышный прием, украше­нием которого стало соревнование курашистов. Принял участие в состязании и Муса, став победителем.

Приемы борьбы, продемонстрированные Мусой, привели в восторг кашгарских купцов. Во-первых, Муса давал сопернику возможность первым ухватиться за пояс; во-вторых, ему удавалось сохранять равновесие, невзирая на предпринимаемые соперником попытки; в-третьих, в его руках было столько силы, а в теле столько ловкости, что проводимые им приемы напоминали сверкание молнии.

Около десяти борцов одолел Муса во время пребывания в Кашгаре. Близился день, когда караван устремится к родному очагу. Ни уговоры, ни заманчивые предложения уйгурских купцов не помогли. Муса наотрез отказался от предложения остаться в Кашгаре. Пробовали воздействовать на Хисомиддинбая, на что тот парировал: Муса свободный человек, не раб, и коли он принял решение, то нам придется с этим смириться.

Перед отъездом гостеприимные хозяева поблагодарили Мусу и вручили драгоценные подарки. Со временем Муса разбогател и больше не появлялся на борцовском майдане.

Сведения, содержащиеся в рассказе Мустафо Халила, заслуживают доверия и, по всей вероятности, относятся к концу XI века, к эпохе экономического и культурного расцвета предков татарских племен, населявших Поволжье.

Иллюстрация художника Х.М. Мухитдинова к рассказу Мустафо Халила «Муса Баты» (Идея Насиржона Азизова). На данной иллюстрации прием борьбы на поясах исполняет Муса Батыр.

Мустафо Халил вернулся из Казани не только с рассказом о Мусе Батыре, но и с фотографией, сделанной в конце XIX века, на которой изображена схватка курашистов, проходившая в Ташкенте. Одним из участников запечатленной на фотографии схватки является борец из Татарстана. Эту фотографию Мустафо Халил вручил вашему покорному слуге, в свою очередь я передал ее Президенту Международной ассоциации борьбы на поясах Рифу Гайнанову во время симпозиума, проходившего в Вильнюсе в 2005 году.

Эпизод из схватки борцов, проходившей в Ташкенте в конце XIX века. Слева борец из Татарстана. Личность борца не установлена. (Фотография)

Следует заметить, что борьба на поясах как часть национальной культуры не только тюркских, но  и персидского и арабского народов, получила широкое распространение в раз­личных уголках мира. Свидетельство тому можно обнаружить в трудах признанных мысли­телей прошлого, к числу которых принадлежат Абу Али ибн Сино, Абу Райхон Беруни, Фирдуоси и др. На существование тесных экономических и культур­ных связей между народами Центральной Азии и Поволжья ссылаются В.В. Бартольд, Л. Толстов и др. История Востока, частью которой является история Центральной Азии, не только тесно связана с мировой историей, но и занимает в ней подобающее место.

В.В. Бартольд, по замечанию А.Ю. Якубовского, с благодарностью отзывается о шкoлe В.Р. Розена и считает, что всемирную историю и законы эволюции человеческого об­щества невозможно представить без истории Востока. В.В. Бартольд, будучи одним из талантливейших учеников В.Р. Розена, высоко оценива­ет культурное наследие народов Востока, которое оказало благотворное влияние на культуру Европы, причем в самых различных областях, включая живопись, архитектуру и науку¹. На­до полагать, что подмеченное выше в полной мере относится и к борьбе на поясах.

Как упоминалось, население Центральной Азии на протяжении столетий поддерживало тесные отношения с народами, населявшими берега Волги. Существуют свидетельства о подвластности хазарского государства, разместившегося в низовьях Волги, древнему Хорез­. Эти данные относятся к Ⅵ веку н.э. Примечательным является и тот факт, что в 712-720 годах командование хазарским войском осуществляли хорезмийцы. Более того, отдель­ные части хазарского государства находились в подчинении у Хорезма.

¹ Лунин Б.В. «В.В. Бартольд», УзФАН нашриети, Т., 1970, стр. 10.

В середине VIII века происходит политическое объединение хазар с Хорезмом, в резуль­тате чего возникает огромная империя, протянувшаяся от низовьев Амударьи до побережья Черного и Азовского морей. Имеются упоминания о том, что в 764 году хазары под предво­дительством хорезмийца Растархана (Астархана) захватили Тбилиси. По данным историка М. Чулкова среди развалин города Булгар были обнаружены надгробные плиты. Надписи на плитах, расшифрованные по указанию Петра I, содержали сведения о захо­ронениях самаркандцев. Нашествие арабов в VIII веке ослабило связи Центральной Азии с Поволжьем. В Х веке Хазаро-Хорезмийская империя возродилась¹.

Хорезмийцы, по мнению академика В.В. Бартольда, оказали огромное влияние на развитие культуры народов Поволжья. Очевидно, тесные политические, торговые и культурные связи способствовали дальнейшему развитию и распространению борьбы на поясах. Особый инте­рес для познания, становления и развития борьбы на поясах представляет исследование истори­ческих связей, существовавших между уйгурами, населявшими Кашгар, и татарами. В про­шлом киргизы, татары, тувинцы, уйгуры, хакасы населяли обширную часть Сибири, включая северные районы современного Китая.

В VIII веке сформировалось Уйгурское хаканство (каганатство) во главе с хаканом Пей­ло. После смерти Пейло (746 год) власть перешла к его сыну Муюнчуру. По восшествии на престол Муюнчур хан нежданно столкнулся с народным восстанием. Восстание возглавлял Тайга Билга – фигура, назначенная незадолго до восстания на высокий государственный пост. К восставшим примкнули киданы и татары². Первым делом Муюнчур приступил к ук­реплению северных границ каганата с тем, чтобы обезопасить себя от угроз хакасов и их со­юзников – чикларов, проживающих ныне в Туве³. Поздней осенью 750 года Муюнчур, ук­репив Туву военным гарнизоном, направляется на восток, к Орхону (Орхуну). Одержав по­беду над татарами в северо-западной части Манджурии, Муюнчур спешит осенью 751 года возвратиться в Туву, над которой возникла угроза захвата со стороны соседних племен. Дело в том, что к тому времени, т.е. к осени 751 года, сформировалась враждебная уйгурам коали­ция, в которую входили горные племена Саяно-Алтая, карлуки, населявшие берега Иртыша, и хакасы.

Хан Хакассии, посоветовавшись с тюрками и карлуками, решил направить в Туву раз­ведчиков для организации восстания чикларов. Операция провалилась, т.к. ее замысел, бла­годаря предательству одного из членов разведгруппы, стал известен уйгурам. Муюнчур обезвредил группу и тем самым предотвратил восстание⁴.

Для изучения истории тувинских народов были организованы специальные экспедиции. О тувинцах, находившихся в зависимости от Алтьшхана (Олтинхон) и плативших ему дань в XVI и в начале XVII века, упоминают Паллас (1778) и Георгий (1779). По мнению Георгия, тувинские племена именовались ранее сойотами или суйотами. Занимались они охотой и рыболовством. Данная характеристика имеет отношение к части тувинских племен, насе­лявших Саяны. 

¹Зияев Х. З. "Урта Осиё ва Волга буйлари" (XVI-XIX асрлар). ФАН нашриети. Ташкент, 1965, стр. 14-15.

²Гумилев Л. Н. "Древние тюрки". С-П., 2003, стр.416.

³Кызласов А.Р. «История Тувы в средние века», М., 1969, стр.50-53.

⁴Кызласов Л.Р. «История Южной Сибири в средние века», М., 1984, стр.49.

Заметный вклад в изучение истории тувинского народа внесли Спасский (1819), Клапорт (1821-1831), Чихачев (1842) и др. Исследования Спасского позволили установить наличие тесных родственных связей между татарами и тувинцами¹. Уйгурский каганат не избежал упадка, что совпало по времени с усилением киргизских племен. Назревавшая война между киргизами и уйгурами вспыхнула в 820 году и продолжа­лась 20 лет. Победителями из этой войны вышли киргизы. Таким образом, на рубеже 839-840 годов Уйгурский каганат прекратил свое существование². Надо заметить, что военные конфликты между полукочевыми тюркскими племенами, татарами, тувинцами, уйгурами, хакасами, населявшими огромные просторы Сибири и прилегающие районы, носили зако­номерный характер, корни которого следует искать в социально-политическом обустройстве мировой цивилизации того времени.

Культурный обмен между Востоком и Западом на протяжении тысячелетий проходил по Великому Шелковому пути, который заметно ослаб в XVI веке, после налаживания морских путей связи. Центральная Азия служила не только перевалочным пунктом, но и являлась од­ним из активнейших торговых партнеров как Востока (Китай, Индия, Персия и др.), так и Запада (Византия, Западная Европа, Русь и др.)³.

Истории физической культуры и спорта посвящены труды венгерского специалиста Л. Куна (1982). Исследователь считает, что вторжение в Китай кочевых монгольских и тюрк­ских племен, тибетцев и др. способствовало развитию конного спорта и борьбы на поя­сах⁴. Непреодолимый интерес к прошлому борьбы кураш заставил автора настоящих строк посетить в 2003 году Уйгурскую автономную республику в Синцзяне, где мне предстояло провести практический семинар для наставников спортивных школ. Первое посещение Кашгара в моей душе оставило неизгладимый след. Очень многое
напоминало далекую родину. Те же базары, мясные ряды со свежей бараниной и говядиной, на прилавках миндаль, фисташки, сушеный урюк, яблоки, словом, изобилие фруктов. По­одаль разложили свой товар ремесленники. Здесь и ножи с затейливой инкрустацией, и то­поры, разнообразные кетмени, незаменимая в быту теша, переживший не один век бешик (деревянная колыбель). Меня обуревало ощущение будто это не Кашгария, а до боли знако­мая материнская Центральная Азия. Проголодавшись, я зашел в столовую. Нельзя было от­казать себе в удовольствии. Да и как? Уйгурский лагман аппетитно щекотал ноздри. Я при­сел за столик и приступил к трапезе.

– Вы позволите?

Передо мной стоял смуглый мужчина преклонного возраста. Я улыбнулся ему в ответ и заспешил: да, да, будьте любезны.

Мы разговорились. Мой собеседник оказался татарином 85-ти лет от роду, проживав­шим в одном из соседних горных кишлаков. Узнав о цели моего приезда, и о том, что я про­фессиональный борец, он преобразился.

– Выходит, вы приехали в гости к брусланам. Скажу вам по секрету, я ведь тоже из борцов, причем из брусланов.

Его сообщение многое прояснило. Теперь я мог найти объяснение несоответствию меж­ду его возрастом и тем, как он выглядел.

¹«Проблемы антропологии исторической этнографии Азии». М., 1968, стр. 240-242.

²Исхаков Г.М. «Краткая история уйгуров». Алма-Аты, 1991.

³З.Илхомов "Узбекистон тарихи атласи". 1999. Т., стр. 24-25.

⁴Кун Л. «Всеобщая история физической культуры и спорта», изд. «Радуга», М., 1982, стр. 24-25.

Содержание слова «бруслан» было покрыто для меня мраком и будоражило ум. Что-то помешало мне обратиться к собеседнику за разъяснением. Возможно, помешало созвучие между словом «бруслан» и именем известного киноактера Брюса Ли.

На следующий день состоялось открытие семинара в Кашгарском институте физической культуры. Уйгурские правила борьбы на поясах или «челиша» по-местному ничем не отли­чаются от наших, центральноазиатских. По окончании семинара я обратился к своим новым знакомым за разъяснением, но никто из них не смог мне объяснить подноготную слова «бруслан». Пришлось искать ответ в специальной литературе. Как оказалось, слово «брус­лан» имеет тюркское происхождение, что в прямом переводе означает «барс», а в перенос­ном – смелый, бесстрашный человек, молодец. Кроме того, слово, задевшее меня за живое, можно считать синонимом слова «лев»¹. Звания «бруслан», по крайней мере в Кашгарии, удостаиваются прославленные борцы, чьи спортивные достижения на борцовском майдане вызывают восхищение и стремление к подражанию.

Хакасы, принадлежащие к тюркской ветви народов, поселились в Сибири с незапамят­ных времен и сохранили пристрастие к традиционным видам спорта. В Хакасии популярны: курес, стрельба из лука, конные скачки, поднятие тяжестей, где роль спортивного снаряда отводится каменным глыбам и др. Особую страсть хакасы питают к лошадям. Их внешне не­взрачные лошади отличаются высокой выносливостью, передвигая с легкостью тяжелые са­ни по льду². Представления Н.Я. Бичурина подтверждают как сохранившиеся сказания, так и многочисленные исторические памятники. Например, известному хакасскому сказителю (бахши), автору эпоса «Алтин Арыг» С.П. Кадышеву (1961) принадлежат следующие строки:

«Но вот друг друга за ремни
Схватили, наконец, они.
Врага за пояс как рванет!
Но точно также схватит тот!»³

О хакасской национальной борьбе бывший губернатор Степанов на страницах газеты «Енисейская губерния» писал следующее: «Они борются, а кажется, что искусство и сила поочередно сменяют друг друга. Победители обретают славу, побежденные встречаются редко».

Хакасские национальные торжества не обходятся без национальной борьбы. Вот что по­ведал о борцовских схватках на свадебных торжествах в селе Казановка Лекизекого района уважаемый аксакал Маиса Майнагашев:

«Раньше молодежь интересовалась борьбой. Мало­летние мальчишки наряду со взрослыми принимали участие в соревновании, в своей воз­растной группе. На эти соревнования приезжали маститые богатыри. Родственники, как со стороны жениха, так и со стороны невесты, также состязались в силе. Каждое село не только помнило и гордилось земляком-пехлеваном, но и слагало о нем эпические поэмы»⁴.

¹Кашгарий М. «Девону лугатит турю», УзФАН нашриети, Т. 3, 1963, стр. 424.

²Бичурин Н. Я. «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», Т. 1 , изд. АН СССР, М.-Л., 1950.

³Кадышев А. С. «Алтин Арыг», Антология хакасской поэзии, Абакан, 1961, стр. 23.

⁴Сагалаков Л. Н. «Курес» (хакасская национальная борьба). Абакан, 1969, стр.7.

Таким образом, различные тюркские племена, издавна населявшие Сибирь, уделяли должное внимание физической культуре и спорту, хотя и отдавали предпочтение люби­мому виду – борьбе на поясах. Взгляд на историю борьбы на поясах не может обойти сто­роной вершину устного народного творчества – эпос «Алпомиш». Это блистательное тво­рение по праву занимает достойное место в сокровищнице мировой культуры и пользуется самой широкой популярностью в среде тюркских народов. Один из крупнейших поэтов Уз­бекистана – Хамид Олимджан – причисляет немеркнушее сказание к литературному на­следию народов Центральной Азии. Различные варианты эпоса «Алпомиш» принадлежат татарам, таджикам, башкирам и др.¹

Таким образом, общность и целостность тюркских народов просматривается и в их творческом литературном наследии. Один из ярчайших поэтов Востока, основатель династии Бабуридов – Захириддин Му­хаммад Бабур – в своем автобиографическом сочинении («Бабурнамэ») уделил несколько строк следующему примечательному событию: «В субботу, в шестой день месяца состоялась свадьба. На свадьбе присутствовали посланцы кызылбашей, узбеков и индусов. Перед пода­чей плова гостей побаловали верблюжьими боями и схваткой слонов, которых заранее свез­ли на остров. Не обошлось и без боя баранов. Затем продемонстрировали свое мастерство
курашисты (борьба на поясах). После плова гостям преподнесли дары. Нукеру-телохрани­телю Кучумхана (хан Сибири) и брату Хасана Чалабию вручили золотой и серебряный слитки соответственно»².

Хамид Зияев (1958) утверждает, что в Сибири на протяжении нескольких столетий бок о бок в мире и согласии жили узбеки и татары. Потомки тюркоязычных кипчакских племен, к которым принадлежат в частности татары, составляли основную часть населения Сибирского ханства, чьи владения в XII-XIII веках простирались от Западно-Сибирской низменности до низовий Волги³.

Экскурс в историческое прошлое тюркоязычных племен: киргизов, хакасов, уйгуров, та­тар, башкиров и узбеков, обитавших на просторах Сибири, не случаен. Напротив, он служит убедительным доказательством тому, что не только язык, традиции, обычаи, но и куль­тура, частью которой является борьба кураш, объединяет узами кровного родства тюркские народы.

Рамки настоящей статьи не могут осветить всей истории зарождения и становления борьбы на поясах в Российской Федерации. Тем не менее, изложенные соображения в оче­редной раз подтверждают тот факт, что борьба на поясах является национальным достояни­ем тюркских народов, истоки которой восходят к глубокой древности.

Тюркские народы России не только сохранили, но и приумножили культурное наследие своих предков. Подтверждением тому служат громкие успехи борцов Башкортостана, Татар­стана, Сибири и Северного Кавказа на мировой арене.

¹«Алпомиш» Узб. ФАН нашриети. Т., 1969, стр. 3.

²Бабур З.М. «Бабурнома», изд. «Юлдузча». Т., 1989, стр. 323- 324.

³Зияев «Сибирдаги узбеклар», Уз ССР давлат нашриёти. Т., 1958.

Литература


1. «Алпомиш». Узб. ФАН нашриети, Т., 1969.

2. Лекаров А. «Узбек миллий курашининг археологик материаларида акс этилиши», журнал-сборник «Турон тарихю» №21, Ташкент, 2002.

3. Бичурин Н.Я. «Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена», т. 1, изд. АН СССР, М.-Л., 1950.

4. Бабур 3. М. «Бабурнома», изд. «Юлдузча», Т., 1989.

5. Грязнов М.П. "Древнейшие памятники героического эпоса народов Южной Сибири", «Археологический сборник», вып. 3, Л., 1961.

6. Гумилев Л. Н. "Древние тюрки". С-П., 2003.

7. Зияев Х. «Сибирдаги узбеклар», Уз ССР давлат нашриёти, Т., 1958.

8. Ильдарханов И.Г. "Мы родом из «курэш»", изд. «Гасыр», 2003.

9. Исхаков Г.М. "Краткая история уйгуром", Алма-Аты, 1991.

10. Кадышев А.С. «Алтин Арыг», Антология хакасской поэзии, Абакан, 1961.

11. Кашгарий М. «Девону лугатит турю», УзФАН нашриёти, т. 1, 1960.

12. Кашгарий М. «Девону лугатит турк», УзФАН нашриёти, т. 2, 1961.

13. Кашгарий М. «Девону лугатит турю», УзФАН нашриёти, т. 3, 1963.

14. Кун Л. «Всеобщая история физической культуры и спорта», изд. «Радуга», М., 1982.

15. Кызласов А.Р. «История Тувы в средние века», М., 1969.

16. Кызласов Л.Р. «История Южной Сибири в средние века», М., 1984.

17. Лунин Б.В. «В.В. Бартольд», УзФАН нашриёти, Т., 1970.

18. «Проблемы антропологии исторической этнографии Азии», М., 1968.

19. «Корни борьбы. Традиционные борющиеся стили». Лозанна, 2000.

20. Сагалаков Л.Н. «Курес» (хакасская национальная борьба), Абакан, 1969.

21. Хасаний М. «Туркистон боскини», изд. «Нур», Т., 1992.

22. Н.Н Сорокин «Спортивная борьба» изд. Физкультура и спорт М.,1960.

23. Зияев . «Урта Осиё ва Волга буйлари», (XVI-XIX асрлар). Фан
нашриёти. Ташкент, 1965.

Ближайшие соревнования